Высоцкий-читатель. Читал запоем, как и жил…

К 85-летию со дня рождения Владимира Высоцкого
 
Когда он успевал ещё и читать – недоумевали многие из его близких друзей. И ведь не просто читал, а знал в совершенстве как классическую – мировую и отечественную, так и литературу Серебряного века. Понять, что книги в жизни Владимира Высоцкого занимали далеко не последнее место, что чтение он любил и прочитал великое множество хороших книг, совсем не сложно. Любого человека говорящего, пишущего, в частности – поэта, «выдаёт» с потрохами его лексический запас. У читавшего мало, недостаточно много или абы что попросту неоткуда взяться большому количеству слов. Как следствие – скудомыслие в «писаниях». У Высоцкого лексикон не просто богат, это – поистине «пещеры Аладдина» с несметным количеством слов, образов, мыслей!
Так что же читал Владимир Высоцкой?

Книги сопровождали Высоцкого всю жизнь, с раннего детства. И ему посчастливилось открыть тот необыкновенный Мир, который дарит чтение. Вслед за обожаемым им Пушкиным, о котором он мог говорить и рассказывать бесконечно долго, Высоцкий, ценивший дружбу людей, как одну из главных ценностей бытия, также относился и к книгам – как к верным своим друзьям. Как и большинство из мальчишек своего времени, вообще многих поколений XX века, едва выучившись читать, он увлёкся необыкновенными историями Майна Рида, Вальтера Скотта, Редьярда Киплинга… Русская литература, подарившая в раннем детстве и на всю жизнь Пушкина, постепенно открывала для читающего Володи Крылова, Гоголя, Лермонтова, Толстого, Чехова… А выбор профессии, точнее, решение стать актёром, поступление в Школу-студию МХАТ, сделало неминуемым расширение круга чтения. Ведь участие в спектаклях, сначала студенческих, а затем и на профессиональной сцене, съёмки в кинокартинах, поставленных по книгам, требовало часто не только знакомство с текстом роли, сценарием, но и часто с первоисточником – оригиналом, подсказывающем нюансы характеров, взаимоотношений между героями и т. д. И тут появлялись как старые «знакомцы», так и книги, которые предстояло прочесть. Начиная от мифов Древней Греции, Шекспира, без «плотного общения» с которым не было бы того своего Гамлета в исполнении Высоцкого, а из нашей классики – Достоевского («Преступление и наказание») и Горького («На дне») – до Карела Чапека («Белая болезнь») и заканчивая далеко не всем известными Уильямсом («Соло для двоих»), Осборном («Оглянись в гневе») и многими другими.

Пережил период увлечения Бабелем, зачитываясь его «Одесскими рассказами», мечтал поставить «Закат» Бабеля в Московском молодёжном экспериментальном театре – детище, созданном им вместе с друзьями, но просуществовавшем очень недолго. В тот театр Высоцкий привёл своего друга Василия Шукшина, планируя поставить его пьесу «Две точки зрения». Многие читательские предпочтения, симпатии Высоцкого к авторам и их «вещам», «звучат» в его песнях. Как, например, упоминание в знаменитом «Городском романсе» Гамзатовских «Журавлей», о которых – как об одном из бесспорных шедевров:
 
«…Я ж такие ей песни заказывал!
А в конце заказал – «Журавли».

Близкие Высоцкого вспоминают, что для него большим открытием было творчество Гумилёва, Северянина, Цветаевой и Ахматовой. Был хорошо знаком с фантастикой. Совершенно особое отношение испытывал к Александру Вертинскому, близкому ещё и тем, что он тоже пел песни на собственные стихи. Из поэтов своего времени выделял Беллу Ахмадулину. В квартире на Малой Грузинской, рядом с книжными полками, место которым заботливо определил сам поэт, когда только сюда переехал, рядом с верными до последнего часа бумажными друзьями, портретом его любимого Пушкина, остановилось это большое сердце, вместившее в себя так непомерно много неравнодушия…

Геннадий Дубров,
фрагмент очерка «Мои герои. Владимир Высоцкий»
 
«Я ненавижу сплетни в виде версий...»
Пушкин-читатель, Лермонтов-читатель, Раневская-читатель, Цой-читатель и другие очерки...

среда, 25 января 2023 года.